olga_vadimova (olga_vadimova) wrote,
olga_vadimova
olga_vadimova

Categories:
Зеленский, выполнив требования Максима Кривоша, захватившего в Луцке автобус с заложниками, фактически обнулил курсирующий с начала войны в Донбассе нарратив «Киев с террористами не договаривается». Комментарий одесского журналиста Юрия Ткачёва.

«Во-первых, парадигма «мы не ведём переговоров с террористами» отошла на второй план где-то с 2016 года. Нет, то, что ДНР и ЛНР террористы, в Украине не отрицается, тем паче что благодаря этому сочувствующих им очень просто сажать по соответствующим статьям УК. Но они не просто террористы, а в то же время подразделения регулярной российской армии. Для этого даже придуман чудо-термин «российско-террористические войска». А в последнее время отказываются и от него: пишут просто про российские войска и российские оккупационные власти», – написал Ткачёв.

«Вы не верите в то, что на Донбассе российские войска и оккупационная администрация Российской Федерации? Значит вы ватник и предатель. А значит, дискуссия с вами бессмысленна, да и вообще не разговаривать с вами надо, а сдать в СБУ. Вы задаёте вопросы о том, где доказательства этих утверждений? Значит, вы прямой российский агент и «распространитель кремлёвских нарративов». См. предыдущий пункт.

Точно так же караются вопросы, к примеру, о том, в какой момент «террористы» превратились в «российские войска». Вообще лишние вопросы не приветствуются и порождают подозрение. Уже сам факт того, что вы способны усомниться в официальной парадигме, порождают серьёзные вопросы в отношении вашей патриотичности», – описал журналист украинские реалии.

По его словам, на Украине по сути создана система, совершенно свободная от логических посылок, какой-то аргументации, доводов и необходимости хоть как-то обосновывать свои слова – всё это заменяется псевдопатриотической экзальтрованностью, близкой к истерии.

«И вот с учётом этого всего вы хотите сказать, что какой-то там случай в Луцке что-то поменяет? Да я – рассуждая в псевдологике украинства – придумаю вам тысячу объяснений того, почему «это совсем другое дело». Да банально: террорист работал на российские спецслужбы? Нет? Значит, никакой зрады не было. Шах и мат, вата!».

«Хотя это, как уже было сказано выше, и не потребуется. Правильные граждане вопросов задавать не будут. Неправильным их задать не дадут. Эта система неуязвима. Оставь надежду, всяк сюда входящий», – мрачно заключил одесский журналист.
_________________________________

После ухода фельдкурата следователь Бернис велел привести
к себе Швейка. Но он заставил его ждать за дверьми, так как в
этот момент получил телефонограмму из полицейского управления о
том, что затребованный материал к обвинительному акту No 7267,
касающийся рядового пехоты Мейкснера, был принят канцелярией No
1 за подписью капитана Лингардта.
Швейк между тем разглядывал канцелярию военного
следователя.
Нельзя сказать, чтобы обстановка здесь оставляла чересчур
благоприятное впечатление, особенно фотографии различных
экзекуций, произведенных армией в Галиции и в Сербии. Это были
художественные снимки спаленных хат и сожженных деревьев, ветви
которых пригнулись к земле под тяжестью повешенных. Особенно
хорош был снимок из Сербии, где была сфотографирована
повешенная семья: маленький мальчик, отец и мать. Двое
вооруженных солдат охраняют дерево, на котором висит несколько
человек, а на переднем плане с видом победителя стоит офицер,
курящий сигарету. Вдали видна действующая полевая кухня.
-- Ну, так как же с вами быть, Швейк?-- спросил
следователь Бернис, приобщая телефонограмму к делу.-- Что вы
там натворили? Признаетесь или же будете ждать, пока составим
на вас обвинительный акт? Этак не годится! Не воображайте, что
вы находитесь перед каким-нибудь судом, где ведут следствие
штатские балбесы. У нас суд военный, К. und К. Militargericht/
Императорско-королевский военный суд (нем.)/. Единственным
вашим спасением от строгой и справедливой кары может быть
только полное признание.
У следователя Берниса был "свой собственный метод" на
случай утери материала против обвиняемого. Но, как видите, в
этом методе не было ничего особенного, поэтому не приходится
удивляться, что результаты такого рода расследования и допроса
всегда равнялись нулю.
Следователь Бернис считал себя настолько проницательным,
что, не имея материала против обвиняемого, не зная, в чем его
обвиняют и за что он вообще сидит в гарнизонной тюрьме, из
одних только наблюдений за поведением и выражением лица
допрашиваемого выводил заключение, за что этого человека держат
в тюрьме. Его проницательность и знание людей были так глубоки,
что одного цыгана, который попал в гарнизонную тюрьму из своего
полка за кражу нескольких дюжин белья (он был подручным у
каптенармуса), Бернис обвинил в политическом преступлении:
дескать, тот в каком-то трактире агитировал среди солдат за
создание самостоятельного государства, в составе Чехии и
Словакии, во главе с королем-славянином.
-- У нас на руках документы,-- сказал он несчастному
цыгану.-- Вам остается только признаться, в каком трактире вы
это говорили, какого полка были те солдаты, что вас слушали, и
когда это произошло.
Несчастный цыган выдумал и дату, и трактир, и полк, к
которому принадлежали его мнимые слушатели, а когда возвращался
с допроса, просто сбежал из гарнизонной тюрьмы...

Ярослав Гашек. Похождения бравого солдата Швейка. Части 1,2, 1923
Петр Григорьевич Богатырев, перевод с чешского, 1929
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment