olga_vadimova (olga_vadimova) wrote,
olga_vadimova
olga_vadimova

Categories:

Вы считаете священнейшие чувства украинца глупостями? Вы за это поплатитесь!

В Украине В границах управляемой бандитами территории, оставшейся от когда-то успешной советской республики УССР, продолжаются языковые скандалы (отдельное спасибо за происходящее члену и секретарю по идеологии ЦК компартии Украины Кравчуку и вообще всем украинизаторам, особенно 1920-30 годов). Очередным мовным недоразумением закончилось общение представителей военных вузов со старшеклассниками в одной из школ Днепра города Днепропетровска.
Офицеры пришли агитировать подростков за карьеру в армии. Но разговор перешел на оскорбления - один из учеников начал перебивать военных и требовать их перейти на украинский язык.
Как оказалось, почти все офицеры, среди которых - и воевавшие - общались со школьниками по-русски.
На военных с подачи родителей "активного" школьника пожаловались в военкомат. Как оказалось, это местные "языковые активисты" и националисты.
В свою очередь по-украински (умеренно) патриотическое издание strana.ua разбиралось в очередном скандале...

...Мне это напомнило:

— Встать! — вдруг рявкают за нашей спиной несколько юношеских голосов. Кое-кто из посетителей лихо вскакивает и вытягивается. Оркестр кафе исполняет «Германия, Германия превыше всего». За сегодняшний вечер это четвертый раз.
Не то чтобы оркестр или хозяин кафе были уж так охвачены националистическим пылом; все дело в нескольких юных головорезах, которые невесть что о себе воображают. Каждые полчаса один из них подходит к оркестру и заказывает национальный гимн, притом с таким видом, будто идет в наступление. Оркестр не решается возражать, и поэтому вместо увертюры из «Поэта и крестьянина» звучит песнь о Германии.
— Встать! — раздается тогда со всех сторон, ибо при исполнении национального гимна полагается встать, особенно после того, как под его звуки были убиты два миллиона немцев, мы проиграли войну и получили инфляцию.
— Встать! — кричит мне сопляк, которому сейчас нет и семнадцати, а к концу войны было не больше двенадцати.
— Плевал я на тебя, — отвечаю, — пойди сначала нос утри.
— Большевик! — орет парень, хотя он даже еще не знает толком, что это слово означает. — Оказывается, здесь есть большевики! — обращается он к остальным молодчикам.
Основное стремление этих хулиганов — устроить скандал. Вновь и вновь заказывают они национальный гимн, и каждый раз многие посетители не встают, уж очень все это глупо. Тогда, сверкая глазами, к ним подбегают крикуны и стараются затеять ссору. Где-то среди публики есть и несколько офицеров в отставке, они дирижируют всем этим и чувствуют себя патриотами.
Вокруг нашего стола уже собралось пять-шесть человек.
— Встать! Не то плохо будет!
— А как плохо? — спрашивает Вилли.
— Скоро узнаете! Трусы! Изменники! Встать!
— Отойдите от стола, — спокойно говорит Георг. — Воображаете, что мы нуждаемся в приказах молокососов?
Сквозь толпу проталкивается мужчина лет тридцати.
— Разве вы не чувствуете почтения к нашему национальному гимну?
— Не в кафе и не тогда, когда из него делают повод для скандала, — возражает Георг. — А теперь оставьте нас в покое с вашими глупостями.

— Глупости? Вы считаете священнейшие чувства немца глупостями? Вы за это поплатитесь! Где вы были во время войны, вы, шкурник?
— В окопах, к сожалению.
chernyj-obelisk-erih-mariya-remark
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment